In English, please
Знайшлі памылку ў тэксце?
Вылучыце яе з дапамогай мышкі і націсніце
Как "ночной дозор" лососей сторожил

Патрулирование лосося в сезоне 2015: как это было глазами волонтеров? Предлагаем познакомиться с впечатлениями Дениса Зеленко, которые появились на "Зеленом портале". Вдохновляйтесь и приезжайте на патрулирование следующей осенью! 

— Вон-вон, видел? Большая такая, тёмная! Это она и есть! Эх, ушла!..

Крупная кумжа вильнула на прощание хвостом и быстро скрылась за пределы светового конуса фонаря.

— Выключаем! 

Фонарики дружно гаснут. Низкая облачность, звёзд и луны нет — наступившая тьма кромешна. А до ближайшего города — десятки километров. Мы надеемся, что большая рыба вернётся назад. Должен же второй час блуждания по ночному декабрьскому лесу быть хоть чем-то вознаграждён!

Через 5-7 минут включаем свет. Лучи фонарей судорожно бегают по воде. Пара форелек снуют туда-сюда, но это не то… Опять не то. Мы рыщем по ручью Тартаку в поисках лососевых видов рыб: кумжи и сёмги (лосося атлантического). 

Ручей невелик, но это не мешает ему быть весьма притягательным местом. Именно сюда из Балтийского моря на нерест устремляются лососи. Каждый год рыб ждут браконьеры. За ними гоняется госинспекция.

В напарниках у инспекторов есть помощники: с 2009 года АПБ помогает патрулировать "лососевые" реки Гродненской области. Осень и зима собирают на Тартаке волонтеров "Зеленой сети", АПБ, Большого рыболовного интернет-клуба (БРИК), организации "Экодом-Нёман". Так как территория приграничная, периодически сюда захаживают пограничники. Работу со сохранению рыбы освещают съёмочные группы телеканалов и журналисты. Тк ак что в "рыбный" сезон на Тартаке людно. 

В начале ноября лосось, повинуясь инстинкту, идет из Балтийского моря через Литву в Беларусь. Двигаясь против течения, кумжа и сёмга стремятся попасть в места своего рождения — притоки Вилии. Почему-то Тартак пользуется у рыбы наибольшей популярностью: по некоторым данным, здесь нерестятся 80% лососевых видов в Беларуси. На пути к нерестилищам их ждёт множество препятствий: плотины ГЭС (как на литовской, так и беларусской территориях), обмеление и загрязнение рек, плотины бобров.

В период размножения лососи наиболее уязвимы перед человеком. Поэтому фактор браконьерства стоит особенно остро. Тем более что на три района Гродненской области приходятся лишь два инспектора природоохраны, которые физически не могут контролировать все проблемные участки. Для помощи рыбе в трудный период несколькими общественными организациями и был создан волонтёрский лагерь. Он действует уже несколько лет. 

Сами волонтёры не имеют никаких полномочий по задержанию правонарушителей. «Демонстративное присутствие» — именно так называет деятельность добровольцев координатор лагеря Валентин Борздый, скульптор из Минска и давний друг АПБ. 

— Я участвую в патрулировании территории третий год. Кроме демонстрации присутствия мы разбираем бобровые плотины. В основном это делается перед нерестом, в октябре. Бобры иногда делают очень большие плотины, которые превращают ручей в практически непреодолимое для рыбы препятствие, — рассказывает он. 

— У нас нет жёстких графиков. Кто когда может, тогда и подъезжает. Были люди из Гомеля, Речицы, Мозыря — едут со всей Беларуси. Сейчас в лагере две палатки: одна от АПБ, вторая от рыбаков из БРИКа. Мы — партнёры и можем друг на друга положиться, — утверждает координатор. 

Жить в лесу в декабре не так просто. Впрочем, когда это пугало настоящих волонтёров? Внутри палаток — раскладушки и буржуйки. Места и тепла хватает всем приезжим. 

Группы выдвигаются на патрулирование в свободном режиме. Особенно интересен ночной выход: в темноте вероятнее всего увидеть нерестящуюся рыбу.

— В прошлом году в районе нашего лагеря мы насчитывали около 40 гнёзд кумжи, —делится Валентин. — В этом рыба поднимается выше, в один из притоков Тартака. На данный момент мы насчитали там 15-17 гнёзд. Возможно, это связано с перекатом, который мы соорудили на Тартаке. Он позволяет рыбе легче подниматься против течения. Но нерест ещё не закончился, гнёзд может быть больше. 

...Ночной обход прошел спокойно: и браконьеры, и местные прекрасно знают о волонтёрах, рисковать желающих нет. А вот увидеть и сфотографировать саму рыбу оказалось совсем непросто. Настоящая, взрослая кумжа лишь однажды подразнила нашу группу. В основном же встречалась небольшая форель — это жилая форма дикой кумжи, в которую она превращается, оставаясь в местных водотоках.

Через некоторое время нам удалось снять кумжу средних размеров.

 

Дневное дежурство несёт другие выгоды: красота пейзажа впечатляет многих, а 3-5 часов прогулки проходят незаметно.

 
 

Что заставляет разных людей со всех концов Беларуси заниматься таким странным делом? Сохранение лосося — лишь общая часть ответа. Личный мотив у всех разный. Кто-то бежит от городской суеты, другие любят походную романтику, третьим нужно побыть наедине с собой. Тишина, единение с природой, медитативность процесса и свобода действий — этого так не хватает в городской жизни. Факт того, что параллельно делается доброе дело, только добавляет мотивации. 

 
 

Стать Хранителем лосося сможет не каждый: выход из зоны комфорта достаточно суров, это не летний пикник на полянке. Но те, кто решится, получат за это незримую и трудно поддающуюся описанию награду в виде покоя и душевного равновесия. Несколько дней журчания ручья, сказочного леса, покрытого мхом, чистейшего воздуха и криничной воды оставят после себя большое и светлое, пропахшее костром воспоминание, к которому обязательно захочется вернуться. 

Валентин счастлив :) Валентин счастлив :)

 

По материалам "Зеленого портала" 

Денис Зеленко, фото автора 

Таксама глядзіце
Перажыць атаку вожыкаў і перакласці японскую прынцэсу. Незабыўныя ўражанні нашых валанцёраў
Сторожить лосося: версия 2017
30 гнезд для сов и уток на Ельне!
Волонтерский лагерь в Турове: к возвращению дупелей — готовы!
Я тебя вырублю!
Осень. Ельня. Волонтеры!
Первый Лососевый центр открылся в Беларуси
Туров: люди против ивы
Летник на Туровском лугу — помоги кулику!
Волонтеры, едем в Туров!