In English, please
Знайшлі памылку ў тэксце?
Вылучыце яе з дапамогай мышкі і націсніце
Не истреблять, а управлять численностью

Ученые и охотники обсудили доработку Плана управления волком в Беларуси.

Конкурент или помощник? Нежелательный вид или важный элемент экосистемы? Споры об этом хищнике ведутся в Беларуси давно, и за последний год из-за спорных цифр и паники в СМИ слухи о волках, которые пугают целые деревни, стали расти. Однако стоит прислушаться к ученым и их исследованиям, чтобы понять, что не так страшен волк, как его малюют.

Представители госорганов, охотпользователи, научные и общественные организаци собрались за круглым столом, чтобы озвучить свои позиции и поискать компромисс в непростых «волчьих» вопросах. Встреча прошла громко и с аншлагом: послушать и высказать свое мнение пришли более 50 человек.

Волки живут внутри «зоны» и оттуда не выходят

На круглом столе результаты уникального для Беларуси исследования представил профессор из США (Джорджия) Джим Бизли, который вместе с американскими и белорусскими коллегами исследует волков в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике (ПГРЭЗ). С 2014 года удалось собрать много данных о перемещении волков, территориях стай и плотности хищника в Чернобыльской зоне. Особый пункт исследования – оценить уровень воздействия радиации на животных.

- В своей работе мы использовали три разных метода: генетический (сбор помета волков), автоматические фотокамеры (фиксируют перемещения животных), мечение ошейниками (возможность получать координаты передвижения волков с ошейниками). Плотность волков мы оценивали на основе подсчета следов в зимнее время. На основе этих данных сделали вывод, что волк распространен на всей территории «зоны».

Джим Бизли Джим Бизли

Также получены интересные данные о распределении хищника внутри «зоны»: оно неравномерное. Основная часть волков сосредоточена в центре Полесского заповедника, к периферии количество волков куда меньше. Это объясняется тем, что за его пределами еды меньше, а вот опасностей – больше. Поэтому стаи живут и охотятся внутри заповедника и не выходят за его границы. Исключение составляют разве что молодые волки или волки-одиночки, которые могут уходить далеко.

«Местных жителей пугают астрономическими цифрами, что в «зоне» 300 волков. Но их там 100!»

Выступление американского ученого дополняет Валерий Домбровский, который работает в НПЦ по биоресурсам и в ПГРЭЗ. Валерий принимал участие в исследовании волков и обратил внимание на вопрос «Так сколько же волков обитают в Чернобыле?»

- Последние 7-10 лет численность волка в «Полесском» стабильная и держится на уровне около 100 особей. На участке в центре заповедника мы насчитали 25 волков. Причем учеты велись двумя независимыми способами, и показали одинаковую цифру. Значит, это соответствует истине. Если распространить эти данные на всю территорию ПГРЭЗ, то получится около 90-100 особей при условии, что плотность одинакова. Но к периферии она меньше. Оценка в 90-100 волков в "зоне" в 2017 году сходна с цифрой ученого Вадима Сидоровича, который говорил о численности в 100 волков во время учетов 2010 года. В то же время какую численность волка дает официальная статистика наших дней? Просто астрономическую: в прошлом году называли 310, в этом – 190. Это в два раза больше, чем по нашим методам подсчета. Из-за таких цифр пугаются местные жители, а в заповедник спускают приказы «начать регулировать численность волка из-за высокой плотности». Но этим данным доверять нельзя.

«Волки съедят всех копытных?»

Такие же разногласия есть и по данным о питании волка. В официальной статистике берется норма суточного потребления и умножается на весь год. При этом не учитывается сезонность (летом волки мало едят копытных, а перебиваются мелкой добычей) и не учитывается, что волк находит себе пропитание не каждый день.

Валерий ДомбровскийВалерий Домбровский

Охотники считают волка серьезным конкурентом за лосей, оленей и косуль, и часто говорят «волки съедят всех копытных». Но что за этим стоит?

- Раньше основной добычей волка были дикие кабаны. В 2015 году они почти исчезли из-за так называемой «свиной чумы», и волк переключился на лося. Но при этом численность лося в заповеднике последние два года увеличивается! По словам охотников, волки всю зиму «ели лосей», но вертолетные учеты февраля 2017 года показали, что плотность лосей большая. Более того, очень много лосих с лосятами, - рассказывает Валерий Домбровский.

Валерий подытоживает, что Полесский заповедник в наши дни – это уникальный научный полигон. И важно оставлять его в таком виде и продолжать исследования, изучать естественные процессы и понимать, что происходит в популяциях. Ученые переживают, что этот полигон может исчезнуть, причем навсегда.

«На особо важных территориях природа должна быть главной»

Еще одно исследование волков проходит с 2013 года в другой части Беларуси: АПБ, национальный парк «Беловежская пуща» и Франкфуртское зоологическое общество изучают волков на территории нацпарка с помощью GPS-ошейников. Для проведения эксперимента впервые в нацпарке был установлен мораторий на охоту на волка. До этого в Беловежской пуще, как и в любом охотхозяйстве, велась интенсивная охота на волка.

Фото с автоматических камер в Беловежской пуще Фото с автоматических камер в Беловежской пуще

- Официально мораторий ввели в августе 2015 года. Однако полный покой для волка установился к началу 2017 года. Мечение показало высокую смертность среди взрослых волков, — комментирует ситуацию координатор природоохранного проекта Виктор Фенчук.

Так, из 5 помеченных в 2015 году уже 3 волка погибли. Из двух помеченных в 2016 году погиб один.

Так закончилась жизнь волка с ошейником Василя и его семьи осенью 2017 года. Так закончилась жизнь волка с ошейником Василя и его семьи осенью 2017 года.

Но исследователи не сдаются и приступают к отловам новой пятерки волков этой осенью, чтобы изучать их маршруты и поведение. Также в новом «волчьем сезоне» будут изучать и питание волка.

Изучение серого хищника показало, что белорусские волки во многом уступают своим «соседям» на польской территории Беловежской пущи. Это происходит потому, что в Польше с 1978 года охоты на волка нет, и зверь чувствует себя спокойнее. Польские стаи – родственные и более крупные. А вот наши – смешанные: когда часть стаи убивают, выжившие присоединяются к другой. Такая стая будет слабее.

2018 год важен, чтобы понять, восстанавливается популяция волка в Беловежской пуще или нет. Правда, вопрос продления моратория еще не решен. Но ученые надеются, что эксперименту дадут зеленый свет.

Виктор Фенчук обращает внимание, что Беловежской пуще важно сохранить волков и для уставных целей нацпарка (которыми считаются сохранение естественных процессов), и для туристов, и для возобновления леса (иначе растущая популяция копытных слишком быстро съедает молодые деревья).

- В Беловежской пуще 75% добычи волка – это благородный олень. Несмотря на это численность оленя высокая и устойчивая. Так что угрозы охотничьему хозяйству нет, но при этом часто ведется ошибочный расчет убытков от волков. В этом деле важно не забывать о научности и подтверждать цифры. И при выработке подходов к управлению популяцией волка говорить о компромиссности и об экологической роли этого животного. На особо важных территориях главенство должна иметь именно природа.

«Говорить, что волк нанес ущерб, неверно»

Александр Козорез из БГТУ приводит данные, что в 2015-2016 годах в Беларуси произошел резкий всплеск добычи волка. Добывать его становится все легче и с технической точки зрения.

- Если наши предки обычно охотились на волка флажкованием, то в наши дни развиваются приборы ночного видения, охота на вабу: эффективность охот возросла многократно. Охотхозяйство нащупало тот инструмент, при котором можно быстро и эффективно сокращать численность волка. Но возникает другой вопрос: а нужно ли это? Ведь нарушается социальная и территориальная структура стай. Это приводит к излишнему хищничеству и другим проблемам. При доработке Плана управления волком важно сделать акцент на том, чтобы переключиться от уничтожения – к механизму, который позволит сохранять вид. Да, это охотничий вид, и на него нужны адекватные правила охоты.

Александр Козорез Александр Козорез

Осложняют ситуацию статьи в СМИ и разговоры об убытках охотничьим хозяйствам, которые часто не имеют никаких доказательств, но все равно приводятся. В этом случае важно проводить расследования и приводить доказательства. Потому что иначе приказы «отстреливать волков» могут отдаваться просто на уровне эмоций, а не фактов.

- Отсутствие документа по управлению волком – это повод для принятия спонтанных эмоциональных решений на уровне «ой, волки едят всех!». Нужно согласовать ключевые позиции сторонников и противников и прийти к консенсусу, — обращает внимание академик НАН Беларуси, доктор биологических наук, профессор Михаил Никифоров. – Демонизация волка была в царские времена. Но сейчас другое время и другие подходы! Сегодня есть наука, и нужно прислушиваться к научным данным. Если волк съел овец, которых человек растил, — то ущерб есть и его нужно компенсировать. Но за оленем или лосем волк и человек приходят в лес на одинаковых условиях. Вопрос лишь в том, какую цену люди готовы платить за то, чтобы сохранить волка как часть биологического разнообразия. А говорить, что волк нанес ущерб, неверно. Это его еда. Он не будет есть сено или кору, это хищник. Да, численность волка надо регулировать. Но делать это разумно и гуманно. И с гарантиями, что популяция живет нормально.

Михаил Никифоров Михаил Никифоров

- Волки – это проблема, не существующая в природе, а надуманная в наших головах. Волк – хищник, и он живет по своим законам. А мы к нему относимся предвзято. Регулировать численность диких животных нужно в случае, если они наносят вред хозяйству или гражданам. Но сейчас этого нет. Зачастую под волка списывают свою бесхозяйственность. Поэтому факты нападения нужно документально фиксировать. А не верить словам. Надо уйти от этой фобии и прийти к тому, чтобы отношение к волку было научно основанным,- отмечает директор Международного фонда поддержки дикой природы «Красный бор» Игорь Качановский.

Фото с автоматических камер в Беловежской пуще Фото с автоматических камер в Беловежской пуще

Добычу волков в Беларуси поощряют и стимулируют

Заместитель председателя РГОО «Белорусское общество охотников и рыболовов» Анатолий Моложавский не скрывает, что добычу волков в Беларуси поощряют и стимулируют. Каждый руководитель охотхозяйства считает волка конкурентом, которого нужно устранять. При этом на конкретный вопрос «Какой ущерб охотничьему хозяйству – отдельно взятому или всей стране – наносит волк?» ответа нет: такой ущерб не рассчитывали.

На вопрос «Есть ли у охотхозяйств план по волку?», например, сохранять какое-то количество для сохранения популяции, а «лишний» процент добывать, ответ – такого плана нет. «Что получается – то получается», — комментирует ситуацию представитель БООР.

По данным БООР, за 9 месяцев 2017 года в Беларуси добыто 569 волков.

Анатолий Моложавский Анатолий Моложавский

Скоро БООР ожидает реформа. Хотя скорее это можно назвать возвращением в прошлое: охотхозяйства хотят переименовать в « первичные охотничьи коллективы» (такие были в Советском Союзе в 80-х), где каждый коллектив будет зарабатывать баллы и на эти баллы брать «бонусы» в виде охотничьих путевок и другого. 

Никто не знает, сколько волков в Беларуси

В Беларуси есть документ «План управления волком», который разработан в 2008 году, но во многом не выполняется. Да и вообще требует изменений: прошло почти 10 лет. На важность редактирования плана обращают внимание ученые: нужно пересмотреть его исходя из современных сведений о состоянии популяции и с учетом условий, которые сложились в Беларуси. 

Ирина Соловей Ирина Соловей

- План управления волком требует доработки на научной основе. В НПЦ по биоресурсам последние 8 лет не было проектов по изучению волка. Нужны новые исследования, чтобы искать пути решения «волчьего» конфликта, который очень ощутим в Беларуси, - отмечает научный сотрудник НПЦ по биоресурсам Ирина Соловей.– Часто бывает, что численность волка завышена, т.к. учеты проходят в период гона. Нужно прописать, как проводить учеты волка, иначе никто не имеет достоверных данных о численности волка. И новый документ должен работать для всей территории Беларуси с целью оптимизации численности и распространения волка. Это поможет и сохранить популяцию, и укрепить международный природоохранный имидж Беларуси.

Участники круглого слова решили сделать протокол дискуссии и отправить в Минлесхоз и Минприроды для рассмотрения и дальнейшей доработки Плана управления волком. 

Фото с камер в Беловежской пуще Фото с камер в Беловежской пуще

Таксама глядзіце
Лебедзі на зімоўцы: калі і як дапамагаць?
Апошні званок у чацвертай Школе
Ваўкоў у Белавежскай пушчы страляць не будуць
Длиннохвостая гостья Грушевки
Волк в Беловежской пуще: стрелять нельзя помиловать?
Вітаем Палешука і Альжусю!
Зоочетверг: куда летят птицы?
30 гнезд для сов и уток на Ельне!
Жаўрук у кішэні
40 000 птиц с кольцами за 20 лет!